Кошка на заборе

Бывает, конечно. Редко, но бывает.
«Золушку» из провинциального детдома забирают в успешную и любящую семью. Скорая успевает приехать, а врач оказывается компетентным, и успевает откачать принявшую смертельную пригоршню таблеток «Джульетту». А её «Ромео», в это самое время, занимающийся тем, что сам он считает «паркуром», с компанией таких же искателей адреналиновой иглы на заброшенной стройке, и спрыгнувшим на казавшийся таким надёжным фундамент, годами скрывающим под маской строительного мусора залитую водой трубу неизвестного назначения и глубины. Кого благодарить ему, что его ноги точно попадают на, невесть с какой целью сделанные, распорки, лишь на пару сантиметров выступающие с обеих сторон трубы и он, ошеломлённый, но ушедший в воду лишь по шею, может осмыслить ситуацию, и даже, без посторонней помощи, покинуть ловушку?
Дело было в другом — случилось то, чего не бывает.

Солнце в этот радостный день грело особенно. Нет не сильно. Олька не любила, когда сильно. Когда сильно — всегда хочется пить. Уж это наверняка. А пить ещё найти надо. Ведь из речки пить нельзя. Это совершенно точно. Значит, надо или к домикам идти, или домой возвращаться. А уж этого особенно не хотелось в такой день.
В такой день хотелось запечатлять. Именно. Не ри-со-вать. (Рисовали они на уроке рисования и, в основном, всякую чепуху). За-пе-чат-лять. Как настоящий художник. Ведь говорят про художников «он запечатлел в своей картине…».
Правда Олька не запечатлевала на своих картинках (это всё равно, что картины, только маленькие) тоже, что и художники. Море там, корабли какие-нибудь, или лес с мишками. Нет. У Ольки на всех картинках было всего три сюжета:
Речка, за ней холм с редколесьем. Речка была, разумеется, синей. Холм зеленым, деревья разноцветными. Над всем этим пейзажем царствовало огромное красное солнце с лучами. Это была — «Дальность».
Кривоватые зеленые домики с красными крышами. Красная дорога вьется среди зеленой травы. Сверху вездесущее, но в этом сюжете не играющее особой роли и оттого маленькое солнышко четвертушкой. Красное, конечно. Крупно, на переднем плане синий забор. Неизвестно как удерживающаяся в лежащем положении на острых треугольниках забора, кошка. В зависимости от настроения то ли Ольки, то ли кошки, она представала то ярко-красной, то смутно-синей, в эти моменты сливаясь с забором, то неуловимо-зеленой.
Это называлось — «Кошка».
Очень редко в Олькиных рисунках появлялся третий сюжет.
Сплошное зеленое поле с красными точками, видимо обозначающими цветы и, разрезающие зелень вдоль, две синие полосы с перпендикулярными штрихами. Каждый, даже и не художник, узнал бы в них рельсы со шпалами.
Последнюю картинку Олька никак не называла. Просто. Непонятно откуда она её запечатлевала. Ведь никаких таких рельс в округе и близко не было.
«Так, откуда-то с головы»- отвечала Олька на расспросы.

Сегодня была «Дальность». Олька специально отошла чуть левее по берегу, чтобы запечатлеть по другому.
Солнце было замечательное. Холм был замечательный. Даже речку сегодня не портили своими купаниями и удочками мальчишки. День удался.

Сколько всего таких удачных дней было у Ольки? Она не помнила. Цифры вообще не задерживались в её голове. Ей не нужны были эти значки, с помощью которых другие зачем-то считали или писали что-то на тех самых листах, на которых она так понятно запечатлевала всё.
Впрочем, пару цифр она запомнила. Совсем недавно, когда можно стало рисовать настоящий зелёный холм (до этого он был цвета, карандаша для которого, у Ольки не было), ей совершенно неожиданно устроили Праздник. После обеда, вместо обычного компота, всем налили чаю, а тётя Шура внесла красивый с белыми завитушками торт и поставила его перед Олькой. И все вдруг стали кричать «Поздравляем!» и целовать Ольку. И оказалось, что у неё «День рождения» и даже какой-то особенный. А завитушки на торте, как оказалось, обозначали сколько Ольке уже лет и зим.
Олька тогда так удивилась, что даже завитушки запомнила.
Та что слева была как дерево, если ветку нарисовать только одну и тоже слева, а вторая, как кошка, которая свернулась клубком и только хвост торчит вверх.

Тайна четвертой планеты

— Кларк, что происходит?! — тут же вмешался Горман, привыкший командовать к месту и не к месту. — У вас нет связи с вашими людьми?
— Возможно, перебои со связью, сэр…
Идущий впереди Лобанов внезапно странно остановился, глядя себе под ноги, будто наткнулся на невидимую преграду.
— Эй, что случилось? — произнес Джефф, отвлекаясь от разговоров с капитаном и кладя руку рядовому на плечо. Резкий разворот подчиненного и метнувшийся к лицу автомат застали его врасплох.
Хрустнула от удара прикладом маска. Ее осколки больно впились в переносицу, раздирая кожу. Воздух резко закончился. Впрочем, если бы не пластик, повреждения были бы намного более существенными.
Вскрикнув от боли, Кларк отпрянул назад, пытаясь удержать равновесие, но не смог и, налетев плечом на колонну кристаллов, сполз по ней на пол, торопливо отдирая от лица поврежденную маску, чтобы вернуть себе способность дышать.

Читать на форуме

Потерявшийся принц

nullРоммилия неуверенно посмотрела на отражение Лейфа в зеркале. Он предлагал отправиться в космос, и будь Ромми действительно старшей сестрой, то она могла бы и рассказать об этом мероприятии родителям, именно что из-за заботы и беспокойства. Но, будучи андроидом, ее установки были другими. Поддерживать принца в любом начинании, ради его счастья; не предотвращая сомнительные авантюры ради безопасности, но обеспечивая ее именно в таких ситуациях.
— Парум… Знаешь, у меня самой практически нет воспоминаний об этой планете, ведь меня включили уже здесь. Признаю, мне тоже было любопытно узнать больше о нём. Полагаю, королю знать об этом необязательно?
Роммилия ухмыльнулась, словно подтверждая свое участие в заговоре.
— Однако, нас могут хватиться, и если не засекут на взлете, то на Паруме наверняка захотят проверить гостей.
Лейф засмеялся и сел на край кровати.
— Да нас не засекут! Родители слишком заняты своими делами, они и не заметят моего отсутствия! Если что, скажем, что я болен! Ромми!
Принц подскочил, полный эмоций и взял роботессу за руку.
— Сколько всего мы повидаем! Оо, это будет так интересно! Вот только дотерпеть нужно до вечера… там как раз намечается какое-то торжество, они будут заняты и ничего не заметят!
Ромми не могла отметить, что ее хозяин прямо-так сияет.
— Приятно видеть тебя столь счастливым. А если эта авантюра принесет тебе еще большее счастье… Ты можешь на меня положиться!
Логический механизм, которому подчинялась Роммилия, причина, по которой она поддержала Лейфа, чем-то даже напоминал таковой у медицинских андроидов: »Вы удовлетворены лечением?», здесь так же — »Удовлетворены ли вы моей работой?».
Но, сколько бы времени ни ушло бы на подготовку всего к отлету, все равно оставалось еще довольно много лишних часов.
— Чем мы же займемся до того?
— Хм… что у нас там по расписанию? Кажется, сегодня уроки… не хочется туда идти… Пожалуйста, посмотри в расписании, в тебе должно быть записано, есть ли сегодня история-география? На них я схожу. Для всех остальных учителей… скажем, что я болен. Почитаю в саду или поплаваю…
Сверившись с расписанием, Ромми действительно обнаружила вышеназванные уроки, кроме них также было несколько часов, отведенных на иные науки. Самое страшное, что и в этом личный робот поддерживал Лейфа, однако сделать с этим никто ничего не мог — техника, который смог бы перепрограммировать ее, пришлось бы вызывать с соседней планеты, да и вряд ли бы принц ныне подпустил бы кого-то с такими »дурными» намерениями к Роммилии. Ужаснейший, вреднейший и развращающий робот — но этого до сих пор никто, кто не надо, не просек.

Читать на форуме

Безбілетник (на украинском языке)

Це зіткнення важко було навіть назвати боєм. Перевізники дуже цінують свою техніку, і точно не готові ризикувати життям екіпажу. А вантаж… Що вони могли вдіяти, на них напали пірати! Тим більш, скоріш за все, це страховий випадок, тож нема про що турбуватися.
— Нічого цікавого. Сталевий дріт, комп’ютерні запчастини… Морожене м’ясо. Нам не стане місця в холодильних камерах, до того ж, воно навіть не пройшло перевірок, мені б не хотілося це їсти. Може, залишимо його їм, хай самі розбираються?
— Там мінус двадцять градусів, навряд чи якась пошесть могла вижити. Але поки будемо тягати, все одно відтане, потім попсується. Та й якість в нього явно бажає кращого. Залишаємо. Огляньте камери про всяк випадок, може, там іще щось є.
Морозильники оглядали без особливого бажання. У приміщеннях було до біса холодно, а ніхто якось навіть не потурбувався про теплі речі. Та й чого там шукати: замерзлі туші тварин, впізнаваних і не дуже. Однак в одній з камер виявилося щось, що не дуже вписувалося в оточення… Спочатку пірати взагалі вирішили, що це труп. Молодий юнак, легко вдягнений, на диво, обличчя не посиніле і не зовсім бліде, без видимих ушкоджень. Однак коли до нього підійшли ближче, виявилося, що юнак дихає.
— Хей, ти як? — Один з піратів спробував встановити з хлопцем контакт.
— Немає часу! Треба витягти його звідси і відігріти, потім розберемося.

Читать на форуме

Приветствуем всех, откликнувшихся на сигнал в космосе!

Эта страничка посвящена нам. Нашему творчеству, нашим играм, отражениям нашей реальности, передаваемым через фотографии, рисунки, рукоделие, стихи и рассказы. Мы приглашаем каждого заинтересовавшегося стать одним из нас — принять участие в литературной ролевой игре «Космический ветер», просто зарегистрироваться и общаться на форуме или создать здесь собственную авторскую страничку, на которой рассказать о своём творчестве и оставить постоянные координаты (особенно если делаете какие-то красивые штуки на заказ, сеть должна знать своих героев). Мы ждём в игру как новичков, так и опытных игроков и мастеров игры, любящих фантастику, мистику, сказки и приключения.