Потерявшийся принц (In Russian)

nullРоммилия неуверенно посмотрела на отражение Лейфа в зеркале. Он предлагал отправиться в космос, и будь Ромми действительно старшей сестрой, то она могла бы и рассказать об этом мероприятии родителям, именно что из-за заботы и беспокойства. Но, будучи андроидом, ее установки были другими. Поддерживать принца в любом начинании, ради его счастья; не предотвращая сомнительные авантюры ради безопасности, но обеспечивая ее именно в таких ситуациях.
– Парум… Знаешь, у меня самой практически нет воспоминаний об этой планете, ведь меня включили уже здесь. Признаю, мне тоже было любопытно узнать больше о нём. Полагаю, королю знать об этом необязательно?
Роммилия ухмыльнулась, словно подтверждая свое участие в заговоре.
– Однако, нас могут хватиться, и если не засекут на взлете, то на Паруме наверняка захотят проверить гостей.
Лейф засмеялся и сел на край кровати.
– Да нас не засекут! Родители слишком заняты своими делами, они и не заметят моего отсутствия! Если что, скажем, что я болен! Ромми!
Принц подскочил, полный эмоций и взял роботессу за руку.
– Сколько всего мы повидаем! Оо, это будет так интересно! Вот только дотерпеть нужно до вечера… там как раз намечается какое-то торжество, они будут заняты и ничего не заметят!
Ромми не могла отметить, что ее хозяин прямо-так сияет.
– Приятно видеть тебя столь счастливым. А если эта авантюра принесет тебе еще большее счастье… Ты можешь на меня положиться!
Логический механизм, которому подчинялась Роммилия, причина, по которой она поддержала Лейфа, чем-то даже напоминал таковой у медицинских андроидов: ”Вы удовлетворены лечением?”, здесь так же – ”Удовлетворены ли вы моей работой?”.
Но, сколько бы времени ни ушло бы на подготовку всего к отлету, все равно оставалось еще довольно много лишних часов.
– Чем мы же займемся до того?
– Хм… что у нас там по расписанию? Кажется, сегодня уроки… не хочется туда идти… Пожалуйста, посмотри в расписании, в тебе должно быть записано, есть ли сегодня история-география? На них я схожу. Для всех остальных учителей… скажем, что я болен. Почитаю в саду или поплаваю…
Сверившись с расписанием, Ромми действительно обнаружила вышеназванные уроки, кроме них также было несколько часов, отведенных на иные науки. Самое страшное, что и в этом личный робот поддерживал Лейфа, однако сделать с этим никто ничего не мог – техника, который смог бы перепрограммировать ее, пришлось бы вызывать с соседней планеты, да и вряд ли бы принц ныне подпустил бы кого-то с такими “дурными” намерениями к Роммилии. Ужаснейший, вреднейший и развращающий робот – но этого до сих пор никто, кто не надо, не просек.

Read on the forum

Безбілетник (In Ukrainian)

Це зіткнення важко було навіть назвати боєм. Перевізники дуже цінують свою техніку, і точно не готові ризикувати життям екіпажу. А вантаж… Що вони могли вдіяти, на них напали пірати! Тим більш, скоріш за все, це страховий випадок, тож нема про що турбуватися.
– Нічого цікавого. Сталевий дріт, комп’ютерні запчастини… Морожене м’ясо. Нам не стане місця в холодильних камерах, до того ж, воно навіть не пройшло перевірок, мені б не хотілося це їсти. Може, залишимо його їм, хай самі розбираються?
– Там мінус двадцять градусів, навряд чи якась пошесть могла вижити. Але поки будемо тягати, все одно відтане, потім попсується. Та й якість в нього явно бажає кращого. Залишаємо. Огляньте камери про всяк випадок, може, там іще щось є.
Морозильники оглядали без особливого бажання. У приміщеннях було до біса холодно, а ніхто якось навіть не потурбувався про теплі речі. Та й чого там шукати: замерзлі туші тварин, впізнаваних і не дуже. Однак в одній з камер виявилося щось, що не дуже вписувалося в оточення… Спочатку пірати взагалі вирішили, що це труп. Молодий юнак, легко вдягнений, на диво, обличчя не посиніле і не зовсім бліде, без видимих ушкоджень. Однак коли до нього підійшли ближче, виявилося, що юнак дихає.
– Хей, ти як? – Один з піратів спробував встановити з хлопцем контакт.
– Немає часу! Треба витягти його звідси і відігріти, потім розберемося.

Read on the forum

Hello world!

This page is dedicated to us. Our creativity, our games, reflections of our reality, transmitted through photographs, drawings, needlework, poems and stories. Not all of us speak English, but we study English and ask for forgiveness for possible mistakes.